ИНОСТРАННЫЕ ТЕРМИНЫ И ВЫРАЖЕНИЯ 52 страница  

ИНОСТРАННЫЕ ТЕРМИНЫ И ВЫРАЖЕНИЯ 52 страница

В труде Ленина разработаны все необходимые теоре-тич. основы открытого им закона неравномерности экономич. и политич. развития капитализма в эпоху

империализма, явившегося теоретич. базой для вывода о возможности победы социализма первоначально в не­многих или в одной, отдельно взятой стране.

Ленинская характеристика империализма полностью подтверждена ходом истории. Книга Ленина и сейчас имеет громадное значение для выработки стратегии и тактики междунар. рабочего движения, для борьбы против новейших бурж. и социал-реформистских тео­рий.

* История философии, т. 6, кн. 1, М., 1965.

ИМПЛИКАЦИЯ(лат. implicatio — сплетение, от implico — тесно связываю), в символич. логике — связка, обычно интерпретируемая как оборот «если..., то». И. наз. также образованные с помощью такой связки сложные высказывания. В импликативном вы­сказывании различают антецедент — высказывание, к-рому предпослано слово «если», и консеквент — вы­сказывание, следующее за словом «то». Обозначается И. чаще всего стрелками либо знаком ; последний обычно используют для обозначения одной из осн. связок классич. логики — материальной И. Выска­зывание A В с такой И. истинно во всех случаях, кроме одного: когда А истинно, а В ложно (содержа­ние А и В при этом не имеет значения). В этом коренное отличие A В от выражения «если А, то В», к-рое всегда предполагает нек-рую реальную связь между тем, о чём говорится в A и В. Иногда И. рассматривают как формальный аналог логического следования. В слу­чае материальной И. при этом оказываются верными утверждения: «из ложного высказывания следует лю­бое высказывание» и «истинное высказывание следует из любого высказывания», называемые парадоксами материальной И.

ИМЯ в логике, выражение естественного или искусственного, формализованного языка, обозначаю­щее предмет (собственное, или единичное, И.) или класс, множество предметов (нарицательное, или об­щее, И.). Обозначаемый (называемый) И. предмет или класс, по терминологии традиц. логики, есть объём (экстенсионал) понятия, «носящего» это И. В совр. формальной логике, придерживаясь термино­логии Г. Фреге — А. Чёрча, принятой в логич. семан­тике, этот предмет (класс) наз. денотатом данного И., или его значением, отличая эту объёмную характерис­тику И. от содержательной (интенсиональной), пред­ставляющей совокупность характеризующих данное И. признаков и называемой его смыслом (и н т е н с и о-н а л о м; по традиц. логич. терминологии — содержа­нием данного понятия). Формализов. языки строятся обычно так, что денотат есть однозначная функция смысла (в естеств. языках это условие может и нару­шаться), но не наоборот (из чего и следует необходи­мость различения этих двух «способов реализации» И.). Напр., И. «утренняя звезда» и И. «вечерняя звезда» имеют очевидным образом различный смысл (фикси­рующий время нахождения обозначаемого этими И. светила на небосводе), но общий денотат — планета Венера. См. также Семантика.

ИНВАРИАНТНОСТЬ(от лат. invarians, род. падеж irivariantis — неизменяющийся), свойство нек-рых су­щественных для системы соотношений не меняться при её онредел. преобразованиях. Отражая неизменное и постоянное в однородных системах (или в состояниях одной и той же системы), И. выступает как определяю­щий момент её структуры; в этом смысле структуру правомерно рассматривать как инвариант системы. Понятие И. используется для обоснования универ­сальности категории причинности: причинно-следст­венная структура нек-рой области мира (т. е. набор характерных для неё причинно-следственных отноше­ний) инвариантна при преобразованиях пространст­венно-временных координат. Фундаментальное значе­ние для науч. познания имеют принципы сохранения, выражающие идею И. вещей, свойств и отношений при­роды. Молекулярная биология исследует инвариант-

ные, сохраняющиеся при любых изменениях характе­ристики живых систем. В психологии И. выражает общ­ность важнейших аспектов ряда восприятий одного и того же объекта различными познающими субъектами. Составляя объективное содержание этих восприятий, И. служит основой адекватного отражения сущности объекта.

Соотношения, действительные для низших (но в то же время и более распространённых) форм движения материи, выступают в качестве инвариантных для выс­ших форм движения (напр., хпмич. законы инвариант­ны для всех биологич. и геологич. систем). Универс. формы познания инвариантны для специализиров. форм (напр., логич. законы — инвариант для познания математич., физич., химич. реальности). Одиако в ряде случаев при переходе на более высокий уровень сущ-ностный характер И. законов низшего уровня снижает­ся; так, в процессе социальной эволюциимн. биологич. закономерности (выживание наиболее приспособленно­го, единство организма со средой и т. д.) потеряли свой универс. характер и, т. о., утратили И. Понятие И. имеет важное значение для понимания изоморфизма (см. Изоморфизм и гомоморфизм), гомеостаза и др. общенауч. принципов и категорий, связанных с иссле­дованием систем и структур. Выделение инвариантных отношений даёт возможность применения структурно­го подхода к объекту исследования, а в более широком плане составляет необходимое условие построения теоретич. знания.

* Эшби У. Р., Введение в кибернетику, пер. с англ., М., 1959; Александров А. Д., Теория относительности как теория абс. пространства-времени, в кн.: Филос. вопросы совр. физики, М., 1959; Овчинников Η. Φ., Принципы со­хранения. М., 1966.

ИНГАРДЕН(Ingarden) Роман (5. 2.1893, Краков,— 15.6.1970, там же), польск. философ, феноменолог, действит. чл. Польск. АН (1957). Ученик Гуссерля. В 1933—41 преподавал в Львовском, с 1945 — в Ягел-лонском ун-тах. В 1938—48 ред. журн. «Sludia Philo-sophica». Развил свой вариант феноменологии, отличный от феноменологии Гуссерля. Наибольшую известность приобрели работы И. в области эстетики. Автор трудов по проблемам теории познания, логики и т. н. формаль­ной онтологии, а также ряда работ о направлениях совр. бурж. философии (феноменологии, бергсониан-стве, неопозитивизме).

• Spur о istnienio swiata, t. 1—2, Warsz., 1961— 622; Dziela iilozoficzne. Z badan nad füozofia. wsDolczesna, Warsz., 1963; Studia z estetyki, t. l—2, [Warsz.], 1966; в рус. пер.—Исследо­вания по эстетике, М., 1962.

* Φ a p б е p M., Субъективизм и проблема объективного ми­ра (памяти Р. И.), «ФН», 1974, М 6; Fenomenologia R. Ingarde-na, Warsz., 1972.

ИНДЕТЕРМИНИЗМ(от лат. in — приставка, озна­чающая отрицание, и детерминизм), филос. учение и методологич. позиция, к-рые отрицают либо объек­тивность причинной связи (онтологич. П.), либо по-знават. ценность причинного объяснения в науке (ме­тодологич. И.). В истории философии, начиная с др.-греч. философии (Сократ) вплоть до наст. времени, И. и детерминизм выступают как противостоящие кон­цепции по проблемам обусловленности воли человека, его выбора, проблеме ответственности человека за со­вершённые поступки. И. трактует волю как автоном­ную силу, утверждает, что принципы причинности не применимы к объяснению человеч. выбора и поведения, обвиняет сторонников детерминизма в фатализме. Марксизм исходит из того, что «детерминизм не только не предполагает фатализма, а, напротив, именно и дает почву для разумного действования» (Л е-н и н В. П., ПСС, т. 1, с. 440), «...нимало не уничто­жает ни разума, ни совести..., ни оценки... действий» человека (там же, с. 159).

В совр. бурж. философии получили распростране­ние различные формы И. Так, баденская школа неокан-

ИНДЕТЕРМИНИЗМ 205

тианства ограничивала принцип детерминизма только областью наук о природе и отрицала его применимость к «наукам о духе» (Виндельбанд, Риккорт). Неопози­тивизм, прагматизм и персонализм пытаются ограни­чить детерминизм только логич. сферой.

Проблема И. и детерминизма стала особенно актуаль­ной в связи с развитием совр. квантовой физики. Было установлено, что принципы классич. детерминизма не пригодны для характеристики процессов микромира. В связи с этим предпринимались попытки истолкова­ния осн. законов квантовой теории в духе И. и агнос­тицизма. При этом одна из историч. форм детерминиз­ма, а именно механистич. детерминизм, отождествля­лась с детерминизмом вообще. Трудности в осмысле­нии проблем причинности в совр. физике имели своим следствием усиление тенденций к И. в совр. бурж. философии. Так, Б. Рассел, X. Рейхенбах, Ф. Франк утверждают, что детерминизм вообще не имел науч. ценности; аксиома причинности, по их мнению, не входит в состав даже классич. физики, ибо утвержде­ние о причинности не может быть сведено к отношению между наблюдаемыми фактами, поскольку результа­ты измерения носят характер вероятностного распреде­ления. Выражением И. были идеи о «свободе воли» электрона, о том, что единичные микроявления управ­ляются телеологич. силами и пр.

Диалектич. материализм, отвергая И., в то же вре­мя показывает недостаточность прежних механистич. представлений о детерминизме и на основе достижений совр. естеств. и обществ. наук формирует новое обоб­щённое представление о детерминизме. ИНДИВИД(от лат. Individuum — неделимое), пер­воначально — лат. перевод греч. понятия атом (впер­вые у Цицерона), в дальнейшем — обозначение еди­ничного в отличие от совокупности, массы; отд. живое существо, особь, отд. человек — в отличие от коллек­тива, социальной группы, общества в целом (в этом смысле противопоставление И. и общества образует исходный пункт различных концепций индивидуализ­ма). И., рассматриваемый в его специфич. особеннос­тях, не сводимых к к.-л. родовым и всеобщим харак­теристикам,— синоним индивидуальности. ИНДИВИДУАЛИЗМ(франц. individualisme), тип мировоззрения, сутью к-рого является в конечном счёте абсолютизация позиции отд. индивида в его противопоставленности обществу, причём не какому-то определ. социальному строю, а обществу вообще. И. проявляется как в реальной жизненной позиции — в поступках, так и в различных концепциях — этич., филос., идеологич., политич. и т. п. Концепции И. изоб­ражают человека как изначально несоциальное и даже антисоциальное существо (см. также Эгоизм, Анар­хизм). И. не характерен для примитивных, архаич. обществ. где индивиды ещё настолько неразвиты и не­зрелы, что непосредственно принадлежат своему со­циальному целому как несамостоятельные его частицы (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 46, ч. 1, с. 18). И. возникает и упрочивается лишь в развитых классово антагонистич. формациях, где почва для него расширяется по мере того, как, с одной стороны, индивиды обретают самостоятель­ность, но, с другой — их культурно-историч. силы получают отчуждённую и безличную форму существо­вания, в противовес их непосредственному бытию (см. Отчуждение). Таковы частнособственнические, особен­но бурж., отношения, к-рые Маркс называл «чисто атомистическими» (см. там же, т. 23, с. 103); они по­рождают т. зр. изолированного одиночки, создают видимость изначальной обособленности индивида от всякого социального целого.

Уже ранние концепции И. возникали как следствие противоречий развития культуры в антич. обществе

ИНДИВИД

(киники, киренская школа). Для эпохи Возрождения характерен культ индивидуальности, переходящий в И.Идеологи Просвещения часто делают своим исход­ным пунктом абстрактного индивида. С углублением социальной атомизации в условиях развитого бурж. общества формируются концепции более резкого и отчётливого И. Так, младогегельянец Штирнер («Един­ственный и его достояние», рус. пер., в. 1, 1906) про­возгласил отречение «Я» от всего того, что не дано как «моё» (критику см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 3). В условиях монополистич. капитализма преобла­дают след. тенденции: 1) на смену претерпевшей кризис идеологии либерализма и И. приходит антииндивидуа­лизм, связанный с апологией манипуляции людьми со стороны бурж. социальных институтов, с утвержде­нием «человека организации»; 2) усиливается утилита­ристское отношение к культуре, уход человека от широких проблем обществ. жизни в потребительство. На почве анархистской и нигилистич. ультралевой «революционности») возникает бунтовщический И.

Марксизм объяснил природу, историч. роль И. и по­казал пути его преодоления. Критикуя И., марксизм не противопоставляет ему безличные обществ. формы, оторванные от индивидов, а ориентирует на практич. устранение социальной почвы И. и полное гуманизи-рующее преобразование индивидами сложного и про­тиворечивого содержания их обществ. жизни. Целост­ное развитие самостоят. личности осуществимо лишь вместе с подлинной коллективностью и через неё, сле­довательно, лишь с изживанием всех «суррогатов коллективности» (см.там же, с. 75). При этом условием свободного развития всех является свободное разви­тие каждого индивида (см. там же, т. 4, с. 447). Эта идея стала программным положением Коммунистич. партии: «Всё для человека». Коммунистич. воспитание направлено на полное преодоление пережитков И. (стяжательство, высокомерие, эгоизм и т. п.), на ут­верждение всесторонне, целостно развитой личности, исполненной глубокой ответственности и творч. отноше­ния ко всем аспектам социальной жизни. ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ,одно из на­правлений глубинной психологии, основанное на учении австр. психолога А. Адлера. Исходит из концепции Адлера о наличии у индивида комплекса неполноцен­ности и стремления к его преодолению как гл. источ­ника мотивации. В отличие от психоанализа, И. п. считает, что в основе социального характера лежит врождённое социальное чувство (Gemeinschaftsgefühl), нуждающееся, однако, в воспитании для своего пол­ного развития. У невротиков и асоциальных элемен­тов (наркоманов и т. п.) это чувство отсутствует, за­меняясь стремлением к неосознанным фиктивным це­лям. Цель терапии И. п. видит в выявлении связан­ных с этим искажений в жизненном стиле пациента. Сам Адлер, принадлежавший к австр. социал-демокра­тии, видел в И. п. реформистскую программу достиже­ния гармонии в человеке и обществе. И. п. обращалась к изучению творчества, исходя из своего учения о компенсаторной деятельности как преодолении био-логич. и социальной неполноценности. И. п. занима­лась также психологией групп с выраженным чувст­вом социальной неполноценности (преступники, люм­пен-пролетарии и т. п.). Наибольшее распространение получила в 1920-х гг., особенно в области педагогики и психотерапии. Позднее И. п. как направление по существу сошла на нет, дав, однако, сильный сти­мул к развитию социально-психологич. и групповых методов терапии и социологич. направлений в психо­логии и медицине гл. обр. в США (К. Хорни, X. Сал-ливан, Э. Фромм, Ф. Александер и др.). • Handbuch der Individualpsychologie, Bd 1—2, Münch., 1926; Essays in individual psychology, N. Υ., 1959. ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ,неповторимое своеобразие к.-л. явления, отд. существа, человека. В самом общем плане И. в качестве особенного, характеризующего

данную единичность в её качеств. отличиях, противопо-ставляется типичному (см. Тип) как общему, присуще­му всем элементам данного класса или значительной части их.

Идея И. в антич. философии была связана прежде всего с разработкой др.-греч. атомистами Левкиппом и Демокритом понятия атома, или индивида. Начиная с эпохи Возрождения, акцентирование И. отд. челове­ка в противоположность традиц. обществ. связям и установлениям становятся исходной точкой новоевроп. индивидуализма. В философии 17 в. понятие И. полу­чает наиболее полное развитие у Лейбница в его учении о монадах как о множестве замкнутых в себе специфич. субстанций бытия. Понятие монады как одушевлённой жизненной И. используется и Гёте. Внимание к инди­видуальному, в частности понимание историч. эпох как необратимых индивидуальных образований, харак­терно для миросозерцания романтизма и позднее для восходящей к нему по своим духовным истокам фило­софии жизни.

В разных науках понятие И. получает разный смысл в зависимости от той или иной его конкретизации. В биологии И. характеризует специфич. черты данной особи, данного организма, заключающиеся в своеоб­разии сочетания наследственных и приобретённых свойств. В психологии проблема И. ставится в связи с целостной характеристикой отд. человека в самобыт­ном многообразии его свойств (темперамента, харак­тера и т. п.).

* Т е п л о в Б. М., Проблемы индивидуальных различий, М.. 1961; D i l t h е у W., Beiträge zum Studium der Individua­lität, B., 1896; V o l k e l t J., Das Problem der Individualität, Münch., 1928; см. также статьи Личность, Характер, Темпера­мент.

ИНДИВИДУАЦИЯ(от лат. individuatio), l) проявле­ние живой и неживой природы как множества неповто­римых индивидов — сходных, но не тождественных (напр., сходных, но не тождеств. личностей; сходных, но не тождеств. состояний атомов и т. п.). И. выражается в утверждении, что для любых двух индивидов найдёт­ся разделяющий их признак. Это — т. н. принцип И., являющийся классич. утверждением о существовании, поскольку эффективного способа разыскания разде­ляющего (индивидуализирующего) признака при этом не требуют, предполагая, что И. может зависеть от ак­туально бесконечного разнообразия свойств.

Термин «принцип И.» встречается впервые у Фомы Аквинского в одноим. соч. «Принцип индивидуации» («De principio individuationis»), но идея И. при­надлежит стоикам. В близких вариантах она встре­чается вплоть до Лейбница. В ср.-век. философии принципом И. наз. постулат о началах (основах) И., при этом соперничали три версии начал: концептуалист­ская, реалистская и номиналистская (см. Концептуа­лизм, Реализм, Номинализм). Сторонники концептуа­листской версии полагали, что типологич. различия вещей создаёт форма, а индивидуальные — материя (см. Форма и материя). Вполне возможны две вещи одной формы. Это означает, что они принадлежат одному виду и что одна вещь такая же (idem species), как и другая. Но из тождества формы вещей не следует тождественность самих вещей. Понятие «тот же самый» равносильно понятию «единственный по числу» (idem numero), а единственность обусловлена объективной мерой материи каждой вещи. Сторонники реалистской версии считали, что началом И. является не количе­ственное, но качеств. различие. Основу И. они ви­дели не в материи, а в форме, к-рая создаёт непо­вторимость и «отделённость» вещей. В этой версии исторически существенны идея о неделимости «инди­видуальной природы» и идея тождественности нераз­личимых. Первая стала определяющей в филос. антро­пологии, психологии, в науках о живой природе (кон­цепция целостности); вторая — в первую очередь в логике, утвердив взгляд на тождество как на гносеоло-гич. предикат, необходимый для выражения И. и по-

нятия о числе. Наконец, сторонники яоминалистской вер­сии полагали, что всё объективно сущее индивидуаль­но, даже абстракции, поскольку они суть материальные знаки вещей. Начала И. номинализм усматривал во внешн. характеристиках вещи — в её положении в пространстве и во времени, а также в её имени. Незави­симо от приверженности к той или иной версии схолас-тич. философы имели в виду И. in re, т. е. онтологич. И., осуществляемую самой природой: тождество и раз­личие материальных вещей порождаются актом творе­ния универсума, а не рефлексией над ним. Вопрос о том, как индивидуализируются объекты в мышлении и опы­те, т. е. вопрос о гносеологич. И., схоласты не обсуж­дали.

Для совр. науки этот вопрос стал существенным по­сле того, как выяснилось, что он связан с важнейшими проблемами науч. познания: конструктивностью науч. теорий, определимостью объектов науки, алгоритмич. разрешимостью задач и вычислимостью свойств и функций, полнотой описания физич. процессов; моде­лированием интеллекта и др. Непременным условием решения проблемы И. во всех этих случаях является обращение к абстракциям, порождающим универсумы, науч. теорий,— к абстракции отождествления и абстракции неразличимости.

2)В аналитич. психологии Юнга И.— процесс ста­новления личности, её созревания в результате асси­миляции сознанием содержания личного и коллектив­ного бессознательного. За процессом И., по Юнгу, стоит особая скрытая направляющая тенденция, ис­ходящая из своеобразного центра душевной жизни че­ловека — т. н. самости. Процесс этот протекает не­произвольно и «естественно», наподобие растит. роста, и вместе с тем требует сознат. содействия человека скрытой цели его бессознательного. Осуществление этой цели и составляет задачу аналитической психо­терапии.

* Штёкль А., История ср.-век. философии, пер. с нем., М., 1912; Новосёлов Μ. Μ., Категория тождества и её модели, в кн.: Кибернетика и диалектика, М., 1978; Identity and individuation, N. Υ., 1971; SchreiderJ. Α., Equality, resemblance and order, Moscow, 1975, p. 250—74. ИНДУКТИВНАЯ ЛОГИКА,раздел логики, изучаю­щий индуктивные рассуждения, используемые гл. обр. с целью получения индуктивных обобщений, объясне­ний, предсказаний, описаний и предписаний (см. Индукция). Осн. объект изучения в совр. И. л.— ин­дуктивный вывод. Для совр. И. л. характерно значит. расширение самого понятия индуктивного вывода. Если в классич. И. л. (Ф. Бэкон, Дж. С. Милль) в качестве единств. отношения рассматривалось индук­тивное следование, то в совр. И. л. исследуется отно­шение подтверждения и — как его модификация — отношение принятия (к-рые могут рассматриваться как обобщение отношения доказательства — осн. объекта дедуктивной логики), состоящее в том, что на основа­ния определ. свидетельств е с нек-рой степенью уверен­ности принимается гипотеза h. Иногда степень уверен­ности отождествляется с индуктивной вероятностью, и тогда для формализации И. л. используется аппарат теории вероятностей. На этом основании нек-рые логи­ки (напр., Р. Карнап) считают вероятностную логику совр. формой И. л.

* Пятницын Б. Н., Субботин А. Л., О характере и теории индуктивных умозаключений, в кн.: Логика и эмпирич. познание, М., 1972; The problem of inductive logic, Amst., 1968. ИНДУКЦИЯ(от лат. inductio — наведение), вид обобщения, связанный с предвосхищением резуль­татов наблюдений и экспериментов на основе данных опыта. В И. данные опыта «наводят» на общее, или индуцируют общее, поэтому индуктивные обобще- -ния обычно рассматривают как опытные истины или эмпирич. законы. По отношению к бесконечности охватываемых законом явлений фактич. опыт

ИНДУКЦИЯ 207

всегда незакончен и неполон. Эта особенность опыта входит в содержание И., делая еёпроблематичной: нельзя с достоверностью говорить об истинности ин­дуктивного обобщения или о его логич. обоснованности, поскольку никакое конечное число подтверждающих наблюдений «... само по себе никогда не может доказать достаточным образом необходимость» (Э н-гельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 544). В этом смысле И. есть предвосхи­щение основания (petitio principii), на к-рое идут ради обобщений, принимая И. как истояник предположит. суждений — гипотез, к-рые затем проверяются или обосновываются в системе более «надёжных» прин­ципов.

Объективной основой И. служат закономерности природы и общества; субъективной — познаваемость этих закономерностей с помощью логич. или статистич. схем «индуктивных умозаключений». Логич. схемы применяются в предположении, что явления (резуль­таты наблюдений или экспериментов) не являются слу­чайными; статистические, напротив, основываются на предположении о «слуяайности явлений». Статистич. гипотезы — это предположения о теоретич. законах распределения случайных признаков или оценки пара­метров, определяющих предполагаемые распределе­ния в изуяаемых множествах. Задачей статистич. И. являются оценка индуктивных гипотез как функций выборочных характеристик и принятие или отклонение гипотез на основании этих характеристик.

Исторически первой схемой логич. И. является перечислительная (популярная) И. Она возникает, когда в частных случаях усматривается к.-л. регулярность (напр., повторяемость свойств, отношений и пр.), позволяющая построить достаточно представит. цепь единичных суждений, констатирующую эту ре­гулярность. При отсутствии противоречащих приме­ров такая цепь становится формальным основанием для общего заключения (индуктивной гипотезы): то, что верно в n наблюдавшихся случаях, верно в следую­щем или во всех случаях, сходных с ними. Когда число всех сходных случаев совпадает с числом рассмотрен­ных, индуктивное обобщение является исчерпывающим отчётом о фактах. Такую И. называют π о л н о и, или совершенной, поскольку она выразима схемой дедуктивного вывода. Если же число сходных случаев конечно-необозримо или бесконечно, говорят о неполной И. Неполную И. называют н а у ч-н о и, если, кроме формального, даётся и реальное ос­нование И. путём доказательства неслучайности наб­людаемой регулярности, напр. путём указания при­чинно-следственных отношений (динамич. закономер­ностей), порождающих эту регулярность. Схемы умо­заключений, предлагаемые логикой И. для «улавли­вания» причинно-следств. отношений, называют индук­тивными методами Бэкона — Милля; применение этих схем предполагает, в свою очередь, достаточно силь­ные абстракции, обоснование к-рых равносильно обоснованию неполной И.

Общепринятых способов обоснования логич. И. по­ка нет, как нет их и для статистич. схем, к-рые оправ­дываются только тем, что редко дают ошибочные ре­зультаты. Поскольку И. сравнима с принятием реше­ния в условиях неопределённости, вероятностные кри­терии играют заметную роль в структуре т. н. индук-тивного поведения. Напр., индуктивную гипотезу принимают, если известен факт, индуцирующий её с большой вероятностью, и отклоняют, если такой факт маловероятен. Но вероятностные критерии не являют­ся единственными. Статистикой подтверждающих при­меров нельзя, напр., оправдать принятие естеств.-науч. законов, полученных путём И., априорная ве­роятность к-рых пренебрежимо мала. Это, однако, hi·

ИНДУСТРИАЛЬНОЕ

противоречит вероятностному подходу к И., а только подтверждает его правило: чем меньше априорная ве­роятность «работающей» гипотезы, тем больше шансов за оё «неслучайность», за то, что она адекватно отра­жает состояние природы. Особенно убеждает в этом возможность включить индуктивный закон в извест­ную систему знания, доказать его совместимость с этой системой или его выводимость в ней. Иногда удаётся и большее — абстрактным рассуждением показать, что, хотя обобщение сделано на частных примерах, ис­тинность его от этих и аналогичных примеров не зави­сит, если только верны нек-рые др. рассуждения. По­следние могут иметь большую силу убедительности или даже быть общезначимыми, что ведёт уже к чисто ло-гич. обоснованию И. Именно так обстоит дело, напр., в математике, где неполная И. проверяется или обос­новывается методом математической И. * Μ и л л ь Д. С., Система логики силлогистической и индук­тивной, пер. с англ., М., 1914; Ρ у т к о в с к и и Л. В., Кри­тика методов индуктивного доказательства, в кн.: Избр. труды рус. логиков 19 в., М., 1956; Проблемы логики науч. познания. Сб. ст., М., 1964; Логика и змшгрич. познание. Сб. ст., М., 1972; Кайберг Г., Вероятность и индуктивная логика, пер. с англ., М., 1978; С z е т w i n s k i Z., On the relation of statis­tical inference to traditional induction and deduction, «Studia Logica», 1958, t. 7; Induction, acceptance and rational belief, ed. by M. Swain, Dordrecht, 1970. M. M. Новоселов.

«ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО»,бурж. социоло­гия, и экономия, теория обществ. развития, направ­ленная против марксистско-ленинского учения о со­циальном прогрессе в ходе сменяющих друг друга обществ.-экономич. формаций. Сформулирована в двух вариантах франц. философом Р. Ароном в лекциях в Сорбонне в 1956—59 и амер. экономистом и политоло­гом У. Ростоу в кн. «Стадии экономия, роста» («The stages of economic growth», 1960). Теория «И. о.» сво­дит социальный прогресс к переходу от отсталого, аграрного «традиционного» (докапиталистич.) общест­ва, в к-ром господствуют натуральное х-во и сослов­ная иерархия, к передовому, промышленно развитому «индустриальному» (капиталистич.) обществу с мас­совым рыночным произ-вом и бурж.-демократич. стро­ем. В основе этого перехода якобы лежит процесс по-следоват. технич. нововведений в произ-ве, во многом объясняемый стечением случайных обстоятельств в соче­тании с различными психология, мотивами деятель­ности (национализмом, протестантской этикой, духом предпринимательства и конкуренции, личными амби­циями политич. деятелей и т. п.). Согласно этой тео­рии, гл. критерием прогрессивности обществ. строя считается достигнутый уровень пром. произ-ва, а по Ростоу,— произ-ва товаров массового потребления длит. пользования (автомобилей, холодильников, теле­визоров и т. п.).

Осн. идеи, а также методология, принципы теории «И. о.» заимствованы её сторонниками из вульгарной нем. политэкономии кон. 19 — нач. 20 вв., в част­ности у К. Бюхера, сводившего всемирную исто­рию к противопоставлению натурального и товарного х-ва, а также у М. Вебера и В. Зомбарта.

В объяснении обществ. развития теория «И. о.» эклектически соединяет вульгарный технологич. детер­минизм с политич. волюнтаризмом. С самого начала эта теория носила крайне апологетич. характер по отно­шению к гос.-монополистич. капитализму, обосновывая историч. правомерность слияния бурж. гос-ва с моно-полистич. корпорациями и была воинствующе анти­коммунистической по своему содержанию. Так, Ростоу, давший своей книге подзаголовок «Некоммунистич. манифест», прямо противопоставил марксистско-ленин­скому учению о пяти общественно-экономич. форма­циях свои пять «стадий экономич. роста».


0774731582185380.html
0774799518299900.html
    PR.RU™